levchin: (za krugom)
Выбрались на вечер сюда:
http://chicago.cervantes.es/
- и не пожалели. Вообще-то выставка была не особенно интересна, графика, напоминающая и Пикассо, и Дали... словом, те же там же. Спектакль по неизвестной мне лично пьесе Лорки "Keaton's Stroll" любопытен оформлением (огромные трубы вокруг маленькой сцены-батлейки, в которые, оказывается, еще и дуть можно в нужный момент), но малоинтересен сам по себе, все-таки плоские куклы - не самое лучшее.
Зато выступление племянницы Лорки!..
Выходит красивая молодая женщина, длинные, черные с рыжинкой волосы, на вид лет 40, не больше - как это может быть племянница Лорки?! ожидал увидеть старушку!
Однако при внимательном рассмотрении вблизи видишь, что ей не 40 и не 50, а больше - всем бы так, однако, а? А потом я прикинул: а что, собственно? Лорка погиб в 30-е, но его брат, Франсиско Гарсиа Лорка, был, видимо, моложе... она тогда еще и не родилась... да ведь Лорка и его брат - поколение моего отца.
Короче, я у нее автограф попросил, чего уже лет двадцать не делал.
А вот фильм Кетона, "Шерлок Младший", уже не связанный с Лоркой, был великолепен - особенно сновиденческой частью. Не исключено, я домысливаю - но если есть возможность домыслить... герой, работающий киномехаником, засыпает, и его... тень... астральное тело... входит в экран фильма в фильме... затем вдруг - ослепительный момент: исчезает окружение, появляется некий сад, герой садится на клумбу - и внезапно его начинает носить по мирам... описать это трудно, но впечатление ошеломляющее.
И сопровождалось это живой музыкой: альт, скрипки, виолончель, рояль и губные гармошки.
levchin: (bolderai)
Не в первый раз мне снится сон, в котором я убиваю, - но впервые я убил женщину.
Битва была в таком густом тумане, что на расстоянии вытянутой руки ничего невозможно было увидеть; звуки столкновений казались слабыми - видимо, сражающиеся в таких условиях действовали очень медленно. Словом, все было нереально и так и воспринималось. Я стоял, держа перед собой двуручный меч. Страха не было. Передо мной появился человек - весь закованный в латы, но без шлема. Я взмахнул мечом горизонтально, справа налево, и голова отлетела, а тело, как металлическая статуя, еще некоторое время стояло. Кровь на лезвии у самой рукояти показывала, что человек был ко мне очень близко. И, глядя в лицо упавшей к моим ногам головы, я увидел, что это совсем юная девушка.
Я знал, что могу оживить ее, если постараюсь, и сосредоточился на этом.
И оживление удалось, но сразу стало понятно, что это ненадолго. Мы были перенесены в другое место и время, на солнечную площадь какого-то города, с огромным фонтаном в центре. Девушка, одетая и причесанная по моде 70-х, шла мимо фонтана, стуча каблучками; я следил за ней издали и знал, что вот сейчас она чувствует, будто что-то дергает ее за гладкую башенку прически, все сильнее. И вот - голова оторвалась, и она упала в бассейн фонтана, немедленно превратившись в белую статую, неотличимую от остальных среди кипения воды.
Я был наказан за это странным наказанием, сходным с наказанием Данаид - мне предстояло носить какие-то мешки, с виду тяжелые, на деле же очень легкие. Но их невозможно было донести до места назначения, они как-то незаметно исчезали. И когда я пытался найти утерянный мешок, на меня обрушились какие-то подростки, сначала трое, потом шестеро, потом толпа, передразнивая меня, высмеивая и угрожая. Чтобы спастись от них, я присоединился к группе каких-то парней постарше, которых подростки почему-то опасались и только следовали в отдалении, как шакалы за тиграми.
Проснувшись, я пытался рассказать все это полусонной жене - но это было не настоящее пробуждение, а следующий сон, и я вскоре был втянут в его сюжет. На сей раз я оказался в мафиозной клинике - не в переносном смысле, а в самом прямом. Молодой мафиози, страшно израненный, должен был подвергнуться арт-терапии, и проводить ее должна была юная Цветаева (видимо, ее новая инкарнация), очень неразговорчивая, но уверенная в себе. На двери палаты она вывесила расписание этой арт-терапии, и буквы оранжево светились. Я же был кем-то вроде помощника охранника, который хвастался передо мной огромным пистолетом, в действительности бывшим пластмассовой игрушкой...

На следующий день я заболел.
levchin: (za krugom)
Сны меня преследуют более чем своеобразные.
Например, кролик, который умел говорить. Правда, сначала ему удавалось только одно слово: «Т'авки!». Но потом он разговорился, да еще там возник Христос. Вот откуда бы в моих снах мог появиться Христос?!.
В другом сне я был одновременно собой и подростком, который шутки ради выстрелил из пистолета и убил почтальона. Наповал. Как обычно в моих снах с убийствами, была мучительна даже мысль, что надо ждать, пока найдут, поймают... поэтому я-подросток решил идти сдаваться. Но кто-то (возможно, я теперешний?) присоветовал ему помолиться. Молиться подросток не умел, просто изо всех сил пожелал, чтобы убийство не случилось. И эта молитва, видимо, была услышана – почтальон пошевелился. Оказалось, пуля попала в фирменную пуговицу и, контузив его, отскочила...

Но и наяву есть что посмотреть.
Были на спектакле индонезийского теневого театра. Плоские кожаные куклы (wayang kulit) двигаются кукольником (dhalang) перед экраном, сзади подсветка; кукольник говорит за всех пероснажей разными голосами, причем то на санскрите, то по-английски. Показывали, натурально, фрагмент из «Махабхараты», под музыку целого оркестра национальных инструментов, красно-черно-золотых, как хохломские сувениры...

После в тот же день отправились на фильм «Американский гангстер» – и он оказался неплохим. Прекрасные актеры, клиповая манера подачи сюжета; главный герой – чудовище, затопившее Нью-Йорк героином – отрицательно обаятелен; и самое интересное: чуть ли вся полиция им куплена, но у тех немногих полицейских, которые честные и в конце концов добиваются победы над злом, лидер – кто бы вы думали? конечно же, еврей!

На следуюший день видели в Арт-Институте фотовыставку Ричарда Мизраха «На пляжах». Так себе. Ну, огромные водные и песчаные пространства, в которых крохотные человеческие фигурки явно (лобово) лишние. Открытие сделал, называется.

Зато потом там же послушали-посмотрели концерт-лекцию о Джоне Кейдже, классике американского авангарда. Признаться, мы почему-то думали, что он жив – но он, увы, умер в 92-м. Зато его экспериментальная музыка, с гайками и болтами, прикрученными к струнам рояля... его шедевр «Шахматы», сразу и ноты, и живопись, и вариация «И-цзин»... да еще, оказывается, у него вообще была типичная групповая семья. И все непрерывно творили. Ах, молодец Кейдж!
Не удержавшись, накупили его дисков.

И еще - я померил кольчужную перчатку. Удобная штука.

Да, и мой шлем все же оказался летный, а не танкистский!

А на ступенях Арт-Института демонстрируют ультрапацифисты с плакатом: "Остановить войну в Иране!" (!!)

...И под конец дня забрели к Осенним, вернувшимся из Италии, с которыми и обсуждали, где там во Флоренции капелла Медичи, а где в Венеции дворец дожей, и тому подобное.
levchin: (Default)
А я и следить за "Стетоскопом" перестал. И зря, оказывается:
http://aesthetoscope.narod.ru/stetoskop/stindex.html
http://aesthetoscope.narod.ru/stetoskop/39/valek2.htm
levchin: (nastin's)
Постараюсь покороче, однако.
Живопись, скульптура и компграфика Осеннего совсем даже неплохо смотрится (еще раз: http://www.lincolnterraceart.com/current_exhibit/index.php), и мы с [livejournal.com profile] patashinsky выступили на её фоне в целом нормально. Народу собралось более сорока человек, места было маловато, задние ряды, как потом выяснилось, не очень хорошо видели и слышали. Кроме того, мы минут на десять затянули, всё-таки больше часа ни одно чтение не должно быть, народ устал, да я ещё начал сдуру читать вот это: http://www.marpl.com/new_marpl/ru/uroboros04.html, что и само по себе утомительно.
Тем не менее считаю мероприятие прошедшим успешно. Сидевший в первом ряду классик Ефим Петрович Чеповецкий нас шибко похвалил, и некоторые даже купили наши книжки (к слову, я лично едва ли не в первый раз [второй - первый в Кениге] их продавал), так-то.
А ещё нас попросили написать экспромт в альбом (!), и непременно про секс(!!!). Не знаю уж, что там написал Давид, а мне скрывать нечего
Read more... )
Далее - встретились, наконец, с Марком Сиска (http://www.studio207.tv/) и провели переговоры о будущих выставках. Мой коллаж красуется у него во всю стену по-прежнему; а это мы, коллаж монтирующие:
http://www.studio207.tv/gallery
И - чуть не забыл: я же снова покрасился в мой любимый рыжий цвет! Жизнь типа продолжается.
levchin: (za krugom)
новый великолепный номер "ДВОЕТОЧИЯ":
http://polutona.ru/index.php3?show=dvoetochie&number=7&id=168,
- и там, к немалому моему удивлению, я встретил себя в качестве персонажа. А думал, что со мной уже ничего нового произойти не может. Так-то.

А ещё вчера я выдал экспромт: "Рабочий день пришёл к концу - а так и надо подлецу!", на что получил замечание от мово непосредственнова манагера [livejournal.com profile] agent_of_calm: зачем, мол, так резко?
И немедленно исправил: "Рабочий день пришёл к концу - спасибо скажем молодцу!"
(Чернухи не надо - даешь позитив!)

А ещё - давно дать линк надо было - прекрасный художник был, и я имел честь с ним отчасти сотрудничать:
http://www.is.svitonline.com./romald/igor/index_r.shtml
http://www.kommersant.ua/application.html?appname=Weekend&DocsID=706663&issueid=36094

А ещё, снова о Проскурякове, вспомнил его давнюю работу: http://spintongues.msk.ru/proskuryakov11/Proskuryakov11.htm
- которой потом сам слегка подражал:
http://www.polutona.ru/?show=1203001006

И вот на всё это я и указываю, видимо:
24,31 КБ
(photo by [livejournal.com profile] _comeback_)
levchin: (Default)
Read more... )
levchin: (Default)
И говорите после этого, что сны - чепуха: вышла книга, в которой объединены три вещи Стругацких: "Хищные вещи века", "Чрезвычайные происшествия" (что это?) и "Полдень"!
levchin: (Default)
Сон, приснившийся ещё в Белизе (в жуткую ночь, когда диким усилием воли стараешься не расчёсывать уже разодранные укусы, и от этого начинает бить дрожь) и помнящийся до сих пор; сон, который порадовал бы Борхеса: я вхожу в некое разветвлённое помещение вроде метро, которое осознаю как "вокзал", но никак не могу попасть на перрон, а всё время вновь и вновь оказываюсь перед входом, как в бутылке Клейна. В конце концов плюю на своё первоначальное намерение, поворачиваю в другую сторону, попадаю в какое-то большое помещение, которое оказывается душевой. Почему-то я решаю, что мне того и надо (на перрон не попал, так хоть помоюсь!); сбрасываю одежду и залезаю под душ, не заботясь о том, что дверь не запирается: почему-то я уверен, что кому не надо, тот не войдёт.
Однако входят именно те, кому, видимо, надо: некие террористы - во всяком случае, так воспринимает их моё сознание; они в чёрном, как ниндзя, в кожаных шлемах с блестящими металлическими забралами без щелей, так что вообще непонятно, как они хоть что-то видят - я-то не вижу ни миллиметра их лиц; скорее инопланетяне, чем террористы. наводят на меня оружие (на оружие вообще-то не очень похожее, но явно угрожающее), заставляют выйти из-под душа и рассматривают мои вещи: одежда, что-то ещё по мелочам и книга - непонятно откуда взявшаяся. Я не помню, чтобы она с самого начала была со мной, но ни секунды не сомневаюсь, что она моя. Небольшая, на серой бумаге, на непонятном мне языке, она явно служит в их глазах чем-то вроде аргумента в мою пользу. Во всяком случае, без слов (они не говорят ни слова) становится понятно, что меня покамест не убьют и даже, кажется, не сделают заложником.
Тут в помещение, окруженные ещё группой таких же "террористов", входят, одно за другим, два странных существа: огромные, в человеческий рост, пингвины. Я сразу вижу, что это резиновые костюмы (большие оттопыренные брюха); один из них снимает "голову" - шлем-маску - и оказывается молодой женщиной, довольно милой, но в то же время сразу становится понятно, что милосердие, сочувствие, жалость ей не свойственны абсолютно, это как бы и не человек, скорее киборг с примитивной программой, без начальных понятий о добре и зле. Её задача - руководство самоубийственной миссией группы, не больше и не меньше.
Она в свою очередь просматривает мои вещи, и повторяется та же ситуация: книга на непонятном языке служит как бы пропуском, и я могу теперь уже даже не находиться под прицелом их странного оружия. Т.е. я могу попытаться выскользнуть из помещения, что я и делаю (не могу вспомнить, есть ли в нём ещё захваченные, кроме меня - возможно, но не уверен).
Далее я вижу, как подтягиваются "антитеррористические силы", намеренные атаковать - и в этот миг из помещения раздаётся мощный взрыв (или залп), которым сносит дверь и уничтожает половину осаждающих. То ли тот же взрыв, то ли ответный залп уничтожает всех без исключения террористов, в т.ч. "пингвинов".
Я, по-прежнему голый, оглушённый, брожу среди трупов, отыскивая свои вещи. Мне никто не препятствует.
Следующий кадр: я уже полуодет, перед мужчиной средних лет в штатском, явно работником спецслужб, с грустно-туповатым выражением лица. От меня ему мало чего удаётся добиться, но книга на непонятном языке снова служит мне спасительным аусвайсом...

Profile

levchin: (Default)
Rafael Z Levchin

September 2012

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526 272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios