levchin: (dali)
http://community.livejournal.com/chto_chitat/6518045.html

Особенно интересна ссылка на интервью (по-украински).
levchin: (Default)
Редакция приобрела замечательную детскую книжку. Перевожу с листа:

Мама сказала:
– Я люблю тебя, мой чудесный ребёнок.
Но у меня был вопрос:
- Мама, а что, если бы я был большой страшной обезьяной? Ты бы меня всё равно любила?
– Если бы ты был большой страшной обезьяной, я бы приготовила на твой день рождения банановый пирог, и я бы сказала тебе: "Я люблю тебя, большая страшная обезьяна!".
– Но, мама... но, мама, а что если бы я был сверхпахучим скунсом, и я бы пах так ужасно, что меня называли бы Вонючая Морда?
– Тогда я бы искупала тебя в ванне! Но если бы ты и после этого плохо пах, я бы не брала это в голову. Я бы шептала тебе на ушко: "Я люблю тебя, Вонючая Мордочка!".
- Но, мама... но, мама, а что, если бы я был аллигатором с большущими острыми зубами?
– Я купила бы тебе большущую зубную щётку! И если бы у тебя болело горло, я заглядывала бы в твой большущий рот. И я бы сказала тебе: "Я люблю тебя, мой опасный аллигатор!".
– Но, мама... а что, если бы я был ужасным плотоядным динозавром?
– Я приготовила бы тебе целую гору гамбургеров, чтобы ты не был голодным! И я бы сказала: "Я люблю тебя, мой милый ужасный динозавр!".
– Но, мама... но, мама... а что, если бы я был болотным жителем, облепленным пахучими скользкими водорослями?!
- Тогда бы я поселилась рядом с болотом и заботилась бы о тебе всегда. Я бы говорила тебе: "Я люблю тебя, моё скользкое болотное чудище!".
- Но, мама... но, мама... а что... если бы я был... зелёным пришельцем с Марса и ел бы жуков вместо арахисового масла?!
- Тогда бы я собрала тебе в коробочку для ланча таких вкусных жуков, паучков и муравьишек, каких ты раньше и не пробовал! И я бы приложила записку: "Я люблю тебя, мой зелёный малыш! Бон аппетит!"
- Но, мама... но, мама... а если... а если бы я был одноглазым циклопом?!!
– Тогда бы я посмотрела прямо в твой единственный глазок и сказала бы: "Я люблю тебя!", и пела бы тебе колыбельную песенку, пока твой глазок не закрылся бы и ты бы не заснул!
– Я люблю тебя, мама.
- И я люблю тебя, мой чудесный ребёнок.
levchin: (dali)
http://levchin.livejournal.com/207567.html?mode=reply
Не поленитесь! Книга вышла, кажется, что надо! Вот тут подробнее и интереснее сказано:
http://emarinicheva.livejournal.com/83349.html?nc=6
http://community.livejournal.com/translate_ua/87635.html?nc=5
levchin: (bolderai)
(в смысле: мои!) – великолепный писатель, которого мне захотелось перевести сразу же, как только увидел его тексты, вроде бы вправду на русском языке выйдет, вот информация:
http://community.livejournal.com/literatura_ua/353733.html
В сборник вошёл давший ему название роман в переводе моём и [livejournal.com profile] elvinaz, и две повести в переводах (по-моему, отличных!) [livejournal.com profile] zaven, который, собственно, и запустил всю эту махину в действие, и за одно это ему надо бы если не памятник, то хотя бы ящик коньяка поставить – при том, что всё мероприятие это совершенно некоммерческое (и мои сыновья немало дивились, почто ж переводчикам так мало, чисто символически, платят; а я им, натурально, отвечал, что кабы мне было из чего, то и сам бы приплатил, лишь бы книга вышла!).
А название бара, в котором в романе часть действия происходит – «Що йо то йо» (!Что так, то так»), – будет теперь, полагаю, моей любимой присказкой.
Короче говоря, уважаемые френды из Москвы и окрестностей!
Соберитесь пойти-поехать на презентацию; не пожалеете:
http://mmkf.finch.fm/events/event/161
Мы-то, увы, там не побываем, а жалко. Книгу бы в руках подержать, с автором лично пообщаться... как в том анекдоте: я уверен, нам нашлось бы что сказать друг другу!
levchin: (Default)
Элеанор Арнасон

ЛЮБЯЩИЕ


Продолжение (см. http://levchin.livejournal.com/201552.html?mode=reply)

Один из её кузенов ранее вернулся домой с войны – залечить рану на ноге. К этому времени он уже мог ходить, прихрамывая, и попросил Ех Шоуина попрактиковаться с ним в фехтовании. На это женщинам смотреть не полагалось, но Хрусталеглазка забралась на крышу над площадкой для фехтования. Оба использовали длинные и тяжёлые мечи, у которых было только одно назначение. Ни один мужчина не брался за такое оружие, если не собирался на войну. Ех Шоуин орудовал своим мечом легко и непринужденно. Он определённо был лучшим фехтовальщиком, чем её кузен, и это было явно не из-за раны последнего. Он был проворен, как она и ожидала, и в то же время силён. Приятно смотреть, подумала женщина, притаившись на черепичной крыше. Если у неё будет сын, эти быстрота и сила будут полезны. Если же будет дочь, то, может быть, она унаследует дисциплинированность Шоуина. И если повезёт, его странности не передадутся.
Её время для кровотечения пришло, и кровь не заставила себя ждать. Итак, она не была беременна. Она оставалась несколько ночей вдали от него согласно обычаю.
– Это означает, что у меня есть ещё дней сорок здесь, – сказал Ех Шоуин. – Я не жалею, хотя должен заметить, что твои родичи наводят невероятную скуку. Но ты мне нравишься, и мой род не требует меня для другого брачного контракта. Когда ты забеременеешь, я должен буду вернуться в армию.
- Ты не любишь войну.
– Она идёт слишком давно. Через какое-то время всё в ней становится привычным – и это уже было раньше, и то. Всего лишь бесчисленные способы убить и умереть. Даже мой брат не смог изобрести что-то особенно новое в этой области.
- Ты очень эксцентричен, - сказала Хрусталеглазка. – Надеюсь, это не переходит на твоих детей.
Он засмеялся:
– Никто пока не жаловался моим родственницам.
Разговор происходил на речном берегу. Они часто останавливались здесь, поскольку Ех Шоуин разделял её привязанность к широкой речной долине. Растения приобретали осенние цвета; и река стала тёмно-коричневой подобно закалённой бронзе, кроме тех мест, где отражался лес или небо. Всё выглядело движущимся и меняющимся. Она смотрела вокруг и думала о том, как прекрасно бы путешествовать, точно дерево, плывущее по реке, или птица, возносимая ветром.
Может быть, когда это кончится, и она забеременеет, ей можно будет поехать в другой город. Поблизости было несколько кланов, близко связанных с Ахара. У неё были родственницы, женщины, чьи отцы были из её рода. У неё даже была некогда возлюбленная, женщина из Шулноуа. Они встретились на празднике и ездили друг к другу, пока не выросла опасность войны, и им приходилось довольствоваться весточками и подарками. В конце концов это прошло. Но, может быть, она сможет поехать к Шулноа и посетить одну из своих младших кузин. Может, она встретит свою возлюбленную. Как можно избежать этого в небольшом городе?
Ех Шоуин прошёлся ладонью вниз по её руке, гладя мех:
– Я думаю, было бы неплохо заняться сексом прямо сейчас.
– Здесь? Среди бела дня?!
– Среди тёмной ночи мы пока ничего не добились.Дальше и не то ещё... )Она вновь заговорила. История выходит уж очень неправдоподобная. Она вообще не умеет врать. Лучше бы рассказать всё по правде.
levchin: (Default)
Элеанор Арнасон

ЛЮБЯЩИЕ

(Продолжение. Начало здесь:
http://levchin.livejournal.com/199955.html,
http://levchin.livejournal.com/200336.html
http://levchin.livejournal.com/200612.html?nc=2)

Когда всё кончилось, мужчина заснул. Хрусталеглазка лежала рядом с ним, глядя в окно на небо. Ей был виден Стяг Богини, Млечный Путь.
О чём думала Богиня, когда Она изобрела этот метод создания людей? Это было как огромный уродливый клубок в сети родства, сотрудничества и любви, держащей их всех: мужчин и женщин, взрослых и детей – вместе. Невозможно понять!
Она проснулась утром и обнаружила, что Ех Шоуин ушёл, хотя ещё видна была вмятина там, где он лежал. Её тело ныло. Она встала со стоном и спустилась вниз, в женскую ванную. Там уже была готова горячая вода, и ждала её кузина, готовая помочь.
Ха! Это было хорошо – омыться и затем погрузиться в чистую воду с запахами трав. Кузина была средних лет, но никогда не имела детей. Одна из её ног была искривлена. Это произошло при рождении, и это не было чертой, которую Ахара хотели передать дальше. Она почти не говорила с Хрусталеглазкой – то ли от зависти, то ли от смущения.
В конце концов Хрусталеглазка вышла из ванны и вытерлась досуха. Кузина принесла свежую новую тунику. Она надела её. Её родственницы наверняка ждали её в столовой или на кухне. У неё не было желания встречаться с ними. Хрусталеглазка поблагодарила кузину и отправилась к стойлам.
Свет проникал в маленькие высокие окна. Воздух пах сеном и цинами. Большинство стойл были пусты, животные отправились на войну. Но несколько остались: кобылы и мерины, на которых ездили дети, и её собственные охотничьи. Она подошла к своему любимцу, серо-голубому жеребцу. Его ноги и зад были в белых полосах, и рога были чёрными, словно из обсидиана.
Ех Шоуин стоял рядом со стойлом. «Славное животное, – сказал он. – Как ты его зовёшь?»
«Прямое Действие».
«Хорошее имя. Я говорил с твоей матерью и объяснил ей, что не хочу затруднять твоих родственников. Их так немного здесь сейчас, и большинство такие старые! У них нет энергии развлекать гостя. И я сделаю самое лучшее в этой ситуации, если продолжу привычные для меня регулярные занятия. Так что... – он глянул на неё и улыбнулся, – твоя мать согласилась, что имеет смысл, если я буду ездить с тобой. У меня будут необходимые мне упражнения, а старики Ахара могут отдыхать».
Это было непохоже на её мать соглашаться с чем-то необычным, но Шоуин был рассудительным и умеющим внушать доверие. Есть мужчины, которые умеют очаровывать женщин, так же как есть мужчины, которые умеют очаровывать мужчин. Гм... )«Ты и в битве таков? – спросила она. – Утончённый?»
«Нет. Конечно, нет. Хотя мне никогда не нравится, если разрушается что-то хорошее: одежда ли, оружие. Но там я не думаю об этом – разве что позже. В битве у меня в уме только две мысли: остаться живым и выполнить приказы моего брата».
В его голосе, когда он упомянул брата, мелькнуло что-то, заставившее её спросить: «Он тебе нравится?»
Ех Шоуин взглянул. Комната была тёмной, за исключением одного фонаря, мерцавшего на столе между ними, и его зрачки расширились в черные широкие полосы. «Манхата? Ну и вопросы ты задаёшь!»
Он лизнул пальцы и погасил свет.
levchin: (Default)
Элеанор Арнасон

ЛЮБЯЩИЕ


((Продолжение. Начало здесь:
http://levchin.livejournal.com/199955.html,
http://levchin.livejournal.com/200336.html)

Ех Шоуин провёл день с мужчинами Ахара за разговорами и лёгкой выпивкой. Хрусталеглазка провела день в подготовке к ночи, и автор истории описывает каждую деталь: ритуальное омовение, защитные церемонии, разыгранные кузинами комические скетчи, сложное брачное одеяние.
Похоже на то, что во всём этом описании есть лёгкое ехидство. "Смотрите, не отворачивайтесь, - как бы говорит автор своим читателям. – Это то, о чём вы стараетесь забыть. Это то, что привело нас в мир. Это так же неизбежно, как экскременты".
Наконец, с наступлением ночи, Хрусталеглазка была приведена в брачный покой – большую круглую комнату наверху башни. Почти всё помещение занимало ложе, деревяннаяа рама которого была украшена резьбой. Два стула стояли у окна. Лампа горела на столе между ними. Хрусталеглазка села. Её наряд был жёстким от вышивок. Расслабиться было невозможно. Ей дали зелье, так что ложе не пугало её. Её родственницы шныряли вокруг, одёргивая покрывало ложа, подравнивая фитиль лампы, предлагая добрые советы.
Наконец, раздались звуки мужских голосов, преимущественно пьяных, у подножия башни. Женщины смолкли. Хрусталеглазка услышала шаги на лестнице: один человек уверенно поднимался наверх. Остальные остались внизу, как полагается. Кто-то из них безостановочно выкрикивал: "Удачи!"
Некоторые женщины сердито заворчали. Это было серьёзное – сакральное! - действо, и оно должно совершаться с торжественностью. Немного выпивки не повредит – но эти мужчины никогда не знают, где остановиться! Дай им волю - они всё превратят в попойку! Так-то! )Нет оснований предполагать, что она описывает свой собственный опыт.
levchin: (bolderai)
Элеанор Арнасон

ЛЮБЯЩИЕ


((Продолжение. Начало здесь:
http://levchin.livejournal.com/199955.html)

Хрусталеглазка, конечно, знала об этих причинах. Люди не особенно любят думать о неприятных сторонах жизни – не больше, чем земляне. Но если нечто неизбежно, то на это следует смотреть в упор, и Люди не обманывают своих детей относительно деталей процесса продолжения рода.
Есть бесплодные мужчины, а есть вообще импотенты. Бывают физические проблемы – сравнительно редко. Более общая проблема – та, которую земляне назвали бы психологической, а Люди – моральной или духовной. Есть мужчины, которые просто неспособны преодолеть естественное отвращение к сексу с женщинами. С другими мужчинами у них всё нормально, но поместите их в ситуацию продолжения рода – и никакого результата.Ну и далее... )Они делали то же, что делают земляне, когда встречаются с чем-то пугающим и неизбежным: со смертью, например, рождением или супружеством. Они используют ритуал, чтобы защитить происходящее и ограничить его, направить его энергию. Они используют юмор и зелья, чтобы уменьшить свои страхи.
levchin: (bolderai)
Элеанор Арнасон

ЛЮБЯЩИЕ


Была некогда женщина из рода Ахара. Она происходила от хороших предков и выросла высокой и широкоплечей, с густой, блестящей шерстью. Её глаза были бледно-серыми, необычный цвет в этой части мира. Посему с детства её прозвали Хрусталеглазкой. Если в ней и было что-то неправильное, то в её личности. Она была немного излишне резкой и замкнутой.
Её дом был в городе Ахара Цаль, стоявшем на крутом берегу реки Цаль. К западу и югу были фермы и пастбища их рода: плоская богатая земля. К северу и востоку лежали речные долины, широкие и болотистые, и полные зверья. Хрусталеглазке нравилось спускаться в эти дебри, скакать там и охотиться. Её мать предупреждала её, что это опасно:
"Ты можешь набраться странных идей и, возможно, встретить вещи и людей, с которыми ты не хочешь встречаться."
Но Хрусталеглазка не слушала её.
Не думайте, что это история о том, как она встретила призраков или бандитов, или какое-нибудь жуткое огромное животное вроде улкууа и поняла, что её мать была права и что ей стоило оставаться дома. Это была бы другая история – возможно, неплохая. Но боль, которую узнала Хрусталеглазка, не была результатом непослушания и не настигла её, когда она была вдали от дома.
Как уже было сказано, она выросла высокой и сильной. Когда ей исполнилось двадцать пять, её родственники решили, что пора ей дать роду потомков.
В то время род Ахара был вторым из наиболее сильных кланов в мире, и эта юная женщина происходила из семьи, которая давала действительно отличных детей. Ахара хотели сочетать её с кем-то важным. Они оглянулись вокруг, и кто был им виднее всех? Ех Манхата, бывший величайшим воином века. Его клан, Ех, был сильнее всех прочих. Им не было равных. Только Ахата подходили близко.
Так что родственники юной женщины начали переговоры со старшими женщинами рода Ех.
Хрусталеглазка знала об этом, но обращала так мало внимания, как могла. Она никогда не хотела быть матерью, но она всегда знала, что у неё нет выбора. Порой она сожалела, что не происходит из менее превосходного рода. Если бы хоть что-то неправильное или нездоровое было в её родне! Может, тогда бы её оставили в покое.
Но её братья и кузены были отважны в бою. Её сёстры и кузины производили на свет детишек, подобных мохнатым масляным шарикам. Каждый родич был всегда готовым помочь, высокоморальным, интеллигентным и собранным.
"Вот проклятье!" – думала Хрусталеглазка и отправлялась вниз по реке охотиться. Здесь, в тёмном лесу заболоченных земель, она находила некоторое успокоение. Часто она находила также разных зверюшек и привозила их, мёртвых и окровавленных, поперёк седла её отлично тренированного цина.
Через какое-то время её мать позвала её на собеседование. Один из её дядей присутствовал тоже, полный брат её матери, вояка средних лет с большим шрамом поперёк лица и без одного глаза.
"Ты знаешь, что мы вели переговоры с Ех, – сказала ей мать. – Мы хотели, чтобы Ех Манхата стал отцом твоих детей".
"Да, – ответила Хрусталеглазка. – Я знаю это".
"Он не сможет сейчас приехать, – сообщила мать. – Если верить Ех, они не могут себе позволить оторвать его от нынешней войны и прислать сюда".
"Здесь может быть больше, чем видно на поверхности, – добавил дядя. – Я никогда не слышал, чтобы у Ех Манхата были дети, даже в периоды, когда войны замирают".
Мать наклонила голову, что могло означать согласие или размышление: " Есть мужчины, даже великие воины, неспособные давать жизнь детям по тем или иным причинам"...
levchin: (Default)
4. Все в мире связано не более, чем четыре хода. Так говорил Франциск.
Все в мире знают друг друга через посредство не более, чем четырех людей. Себастьян знал Анну, Себастьян знал Лоци. Лоци знал Анну, Лоци знал Себастьяна. Лоци знал Перфецкого. Художник Леонид Перфецкий знал Анну. Перфецкий рисовал Анну в легионе УСС. Лоци встречался с Перфецким в январе 1919 во временной столице ЗУНР Станиславе. Перфецкий показывал рисунки – Лоци узнал Анну. Он рассказывал Перфецкому о той, кто была на рисунках, а Перфецкий – как когда-то в фильмах Франциска – о том, что было перед рисунком.

5. Анна была прирожденной разведчицей. Умела везде пройти, все увидеть, все запомнить и, что самое редкое, детально описать. Часто переодевалась и переходила линию фронта. Так было и под Болеховом. Однажды она пошла через линию фронта, когда началось русское контрнаступление. Read more... )

9. В 1921 году Себастьян перестал говорить про войну, хотя его воображение было там всегда. Думая про что-то, он всегда думал про что-то еще, когда думал.
Но ребенку начал рассказывать про зверей.
Больше всего ему стало нехватать Франциска.

10. В том же году умер французский инженер. Как и рассчитывал – от курения.
Было уже холодновато, поэтому все окна были закрыты. Трубы тоже держались закрытыми заслонками. Французский инженер докурил последнюю сигарету уже в постели, но не загасил окурок в пепельнице, а встал, не надевая кальсон, перешел через комнату и кинул сигарету в печь. Еще попил воды прямо из ведра. И тогда спокойно улегся спать. А в печи было полно бумажного хлама – преимущественно старые черновики и записи совершенно банальных историй (странно, но после войны их число увеличилось, и их приходилось отбрасывать – и это при том, что люди стали значительно меньше приходить в нотариальную контору французского инженера: одни истории были не для пересказа, а другие хотелось пересказывать друг другу и целым компаниям. Бумага занялась от окурка, выгорела при закрытой трубе, французский инженер сладко умер от угарного газа.
levchin: (ogon'voda)
66. Химернее орнитофила была, может быть, только дочка папы римского. Никто не мог знать – правда это или нет, но то, что она так говорила, – правда. В конце концов, с ней никто и не собирался спорить – все были рады видеть невозможное.
Дочка папы римского писала пьяные пьесы. По крайней мере, так она называла свой писательский метод.
Ей как-то надоело мириться с тем, что большая часть интересного происходит тогда, когда она пьяна – самые важные разговоры, самые смешные шутки, самые афористичные мысли, самые оригинальные идеи, самые парадоксальные решения самых болезненных проблем. И беда в том, – ощутила она, – что все это за минуту невозможно припомнить. Поэтому дочка папы римского начала напиваться с карандашом в руке, записывая каждое сказанное и услышанное слово. Динамика ее пьес сильно зависела от выпитого. Иногда ближе к концу актеры говорили совершенно непонятные вещи. Да более того, дочка папы римского внедрила еще один эксперимент – ремарки точно указывали количество и крепость напитка, и авторесса требовала, чтобы актеры пили все это на сцене по ходу спектакля. Ничего удивительного, что случались интересные импровизации, которые заводили действие в непредвиденные дали.
Автобус Себастьяна на несколько лет стал ее творческой лабораторией, кабинетом, мастерской и жильем.

67. В 1942 году дочка папы римского собралась писать пьесу про цыганских детей, которые убежали из лагеря, и венгерских жандармов, которые их разыскивают. Жандармы приходят к заключению, что детей может вычислить ребенок, который представляет себе, как дети думают и ведут себя, и зовут на подмогу девочку-детектива. Девочка находит цыганчат, хотя и не очень легко – речь идет о различии культур и цивилизаций (в действительности детям встретился старый Бэда, он провозил их в своем броневике до конца войны).
Восьмилетняя Анна была нужна для изучения детского языка. Дочка папы римского напоила ее коварным сладким молодым вином.
Когда Анна проспалась и протрезвела, то так рассказала отцу про прививку яблонь, груш, персиков и черешень, что Себастьян поверил – она была внутри деревьев и плавала в соке по сосудам.
levchin: (bolderai)
74. Что из него могут выбить на допросе?
На допросе выпытывают тайны, а не вину.Read more... )Он может спокойно идти на допрос. Хотя боли не избежать, если не знаешь хоть какой-нибудь тайны, но нет необходимости ее выносить – сама как-нибудь пройдет.
levchin: (Default)
...
once we’re verse libres and powerfull
were coming to righteous battle with our trousers rolled up
but not anymore, even to a leftists’ one
levchin: (Default)
...
there
where the walls come down to the sea
where blind man hung around the beach
where just yesterday
epithets clashed in sacred chaos
a café
two double espressos
get your dose of hemlok
levchin: (Default)
Куски куска довольно моего вольного перевода. Стоит вспомнить, как улучшается настроение:

"...там, где только что была Шайэра, теперь стояла высокая женщина в сверкающем зеленом платье. Ее волосы были такие ослепительно-рыжие, что казались почти черными, и она была очень красива, красивее даже Принцессы, вот только улыбка у нее была, как у кошки, только что слопавшей птенчика.
- Где Шайэра? - спросил я.
- Шайэра? - переспросила женщина. - Ага, значит, так звали эту малышку? Да вот она!
И женщина отступила на шаг в сторону. За ее спиной оказалась статуя из серого камня, очень похожая на Шайэру.
- Это не может быть Шайэра! - заявил я (я был так расстроен, что даже не думал о вежливости). - Шайэра - огневедьма, а огневедьм никакая магия не берет!
- Кроме магии других огневедьм! - поправила меня женщина, и улыбка ее стала еще неприятнее. - Я давно поджидала кого-нибудь вроде нее... А тебе, мальчуган, я, пожалуй, позволю уйти. Я уже очень долго не делала этого.
- Без Шайэры я не уйду!
- Что ж, значит, и ты останешься здесь...
...........................
...Лежать мне было ужасно неудобно, потому что я лежал ничком, а Меч Спящего Короля был прямо подо мной. Но перевернуться у меня не было сил.
Ведьма-в-ночи вонзила когти мне в плечо. Просто поразительно, какие бывают острые когти у этих котят! Я перевернулся на спину.
Прямо надо мной, вытянув шею, стоял маленький дракон.
- Вы... умерли? - спросил он.
- Нет, - ответил я.
- О! - дракон, кажется, был даже слегка разочарован. Подумав, он добавил: - А вот огневедьма, по-моему, да...
- Хорошо, - сказал я. Выговорить больше одного слова мне было не под силу. Больше всего мне хотелось сказать дракону, чтобы он оставил меня в покое. Но это было бы невежливо, да и все равно я не смог бы произнести такую длинную фразу. Поэтому я просто закрыл глаза и стал потихоньку снова ускользать куда-то.
Ведьма-в-ночи зашипела и вонзила когти мне в лицо. Я вскрикнул и сел. И вдруг почувствовал, что умираю от голода!
Я полез в мешок и достал имбирный пряник. Хорошо, что он лежал сверху - копаться в мешке у меня сил не нашлось бы.
Дракон некоторое время молча наблюдал, как я жую.
- Вы очень сильный маг, - наконец, сказал он. - Откуда вы знаете это заклинание?
- Фафое? - спросил я с полным ртом.
- То, которое вы выкрикнули, когда схватились с огневедьмой:

Сила воды, ветра, земли,
Чарам огня сгибнуть вели!

- А, это... - сказал я, уже почти разделавшись с пряником и чувствуя себя гораздо лучше. - Да это же просто начало детской считалки! Моя мать научила меня ей, когда я был еще совсем маленьким. Сам не знаю, с чего это мне вспомнилось...
- Ваша мать? - поразился дракон. - Но ведь это драконья магия! Откуда она известна вашей матери?
- О, вы не знаете мою мать! - заметил я. - Ей и не то еще известно... - Я прикончил имбирный пряник и огляделся: - А где Шайэра?..
И тут я все вспомнил.
Я не хотел смотреть, но знал, что должен, поэтому я заставил себя посмотреть.
Когда погибает колдун или ведьма, их магия обычно рассеивается, кроме тех случаев, когда это очень сильные колдун или ведьма.
Огневедьма была очень сильной.
Шайэра осталась статуей...
...........................
- А вы не пробовали ее поцеловать? - спросил Суз.
- Поцеловать? - глупо переспросил я.
- Ну, да, да, поцеловать статую! - нетерпеливо пояснил Суз. - Ну, это же самый распространенный способ расколдовать кого-нибудь, кто превращен в статую или в лягушку, или еще во что-нибудь в этом роде... так вы пробовали?
- Ну... это... вообще-то нет... - пробормотал я, чувствуя, как моим щекам становится жарко.
- Ну так попробуйте!
С минуту я размышлял. Едва ли Шайэра пришла бы в восторг от этой идеи; с другой стороны, если подействует... я лично ничего не имею против...
От этих мыслей моим щекам стало еще жарче, и я решил перестать размышлять. Далеко идти мне не надо было - я стоял рядом со статуей. Поэтому я просто повернул голову и поцеловал ее.
Сперва я почувствовал губами холод камня, но в следующий миг он потеплел, а затем Шайэра отскочила в сторону с воплем:
- Эй! Дэйстар! Это еще чего такое?!
- Подействовало!!! - завопил я, вне себя от радости. Да и как было не радоваться, ведь если бы не подействовало, нам пришлось бы нести статую с собой, а таскать статую по Зачарованному Лесу - работенка не из легких! Ну и, конечно же, я был рад, что Шайэра снова стала живой, хоть и смотрела на меня теперь донельзя сердито.
- Вы были статуей! - сообщил ей дракон...".

Profile

levchin: (Default)
Rafael Z Levchin

September 2012

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526 272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 08:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios